Непрерывное обучение взрослых и в чем преимущества пожилых сотрудников

0
475
Увеличение пенсионного возвраста

В России непрерывно обучаются лишь 15 процентов взрослых, тогда как в Европе — 70-80 процентов. Чем объясняется этот разрыв? Чему нужно учить взрослых людей, чтобы они в любом возрасте были востребованы на рынке труда? На эти и другие вопросы «Российской газеты» ответил генеральный директор Союза «Молодые профессионалы (Ворлдскиллс Россия)» Роберт Уразов.

Роберт Наилевич, что мешает переквалификации работников в нашей стране?

Роберт Уразов: Первое — инерция работодателей, в том числе установление возрастного ценза для работников. Плохие стереотипы надо ломать.

Второе — невысокая мотивация самих работников к обучению, переквалификации. В стране не создано ни одного продукта, который позволял бы взрослому населению сориентироваться на рынке труда. Усилия центров занятости направлены в основном на безработных. Те, кто туда обращается, больше рассчитывают на пособия, а не на переобучение. У нас нет инструментов просто и доступно объяснить взрослому населению, какие есть варианты для увеличения дохода. Все вопросы, связанные с переобучением взрослых, должны рассматриваться именно под этим углом.

Обучение должно быть коротким и быстро монетизироваться. Человек должен понимать: сегодня он фрезеровщик с зарплатой в 20 тысяч рублей, а завтра, если он переучится на диагноста производственной линии, его зарплата будет 40 тысяч.

Мы проводим консультации с Рострудом по созданию пилотного проекта переобучения взрослых. В следующем году в его рамках планируется переучить 25 тысяч человек. В выстраивании программ обучения мы хотели бы ориентироваться не на профессии, а на конкретные навыки, которые нужны людям, которые повышают их конкурентоспособность на рынке труда. В условиях, когда технологическая революция преобразовывает многие отрасли, мы должны стимулировать население быстрее менять профессии.

Какова роль «Ворлдскиллс» в этом проекте?

Роберт Уразов: Мы хотим предоставить свои методики для проведения профориентационных тестов для взрослых. Тесты, с которыми работают службы занятости, не так эффективны. Дорого отправлять взрослых людей переучиваться, а только потом понимать, куда они движутся в профессиональном плане. Нужна система прогнозов успешности переобучения. Мы видим по работе со школьниками и студентами, что это во многом зависит от персональных предпочтений. Человеку что-то нравится, что-то нет. Если вы дадите человеку нелюбимую профессию, пусть даже востребованную на рынке труда, вероятнее всего, человек будет неэффективен.

В США есть научно обоснованная программа переквалификации взрослых. ОНЕТ — исследовательская организация бюро труда в США, ведет классификаторы профессий. Это таблица из 958 строк и такого же количества колонок. По вертикали — наименование профессий, по горизонтали — все треки перехода из одной профессии в другую и суммы прибавки к зарплате в случае совершения такого перехода.

У нас ничего подобного нет. Но надо создавать. Не делать американскую кальку. Можно составить похожую таблицу, но вместо профессий записать в нее компетенции. Тогда работникам проще будет выстраивать свои профессиональные траектории, а государству — балансы рынка труда, планы по подготовке и переобучению кадров.

Академия HeadHunter

Мы готовы принять участие в этой работе. Кроме того, мы обучаем в год около 50 тысяч человек — это и мастера производственного обучения, и школьники и студенты колледжей, и участники национальных и международных чемпионатов. Мы знаем все площадки, на которых можно учить.Чтобы научить человека быть сварщиком, нужен хороший сварочный аппарат, хорошо оборудованная площадка и хороший эксперт-тренер. Мы объединяем все эти звенья в одну цепь. Мы знаем современные требования к профессиям, знаем, чему нужно учить, и умеем это делать быстро.

Наверное, в идеале «правильно» учить взрослых должны многие организации…

Роберт Уразов: В России непрерывно обучаются около 15 процентов взрослых. Это очень мало. В Европе — 70-80 процентов. Там есть соответствующая государственная политика. Мы почему-то всегда в качестве объекта и основного потребителя образовательных услуг видим школьника. Государственная система игнорирует огромный быстрорастущий в мире рынок образования для взрослых. В Австралии, к примеру, образование занимает четвертое место в составе ВВП и третье — в экспорте. Мы такие показатели даже не считаем. Хотя образовательная система — это огромный рынок. Его нужно в стране создать, и мотивировать взрослых идти учиться.

Чем отличаются специалисты разных возрастов?

Роберт Уразов: У взрослых людей есть несколько сильных сторон. Во-первых, у них нет мандража, который часто овладевает молодежью при выполнении сложных заданий и из-за которого нередко совершаются ошибки.

Во-вторых, молодые специалисты, получив задание, сразу приступают к исполнению, не составляя плана действий. Взрослые люди сначала обдумывают действия, потом их совершают.

В-третьих, если человек в возрасте видит новое оборудование, он сначала изучает инструкцию. Молодежь, как правило, сразу начинает пробовать, не задумываясь о возможных последствиях.
Источник: Российская газета

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here