На все четыре стороны. Вектор карьерного движения.

Ты отдаешься работе по полной, а тебя все чаще и чаще преследует мысль, что ты топчешься на одном месте? Причин тому может быть много, но очень важно понимать, куда ты движешься. Что на этом пути будет для тебя реальной наградой?

0
2190
вектор карьерного движения

Ты отдаешься работе по полной, а тебя все чаще и чаще преследует мысль, что ты топчешься на одном месте? Причин тому может быть много, но очень важно понимать, куда ты движешься.

Что на этом пути будет для тебя реальной наградой?

А награда напрямую зависит от того, какой вектор карьерного движения окажется наиболее комфортным для тебя.

Их, условно говоря, четыре.
Бюрократический – планомерное повышение в должности;
Профессиональный — повышение компетенции;
Демократический — свободный обмен мнениями;
Семейный — ты становишься частью корпоративной семьи.

Что тебе больше импонирует, на то ты подсознательно и ориентируешься при выборе места работы.

Шахматная партия.

Если это бюрократический вектор, там все понятно: тебя переставляют с клетки на клетку, каждый раз выдвигая на более высокий уровень. Твои функции на всех ступенях карьерной лестницы строго определены и четко структурированы.

Соблюдай установленные правила, и твой рост пойдет по накатанной дороге.

Остальные направления не так однозначны и готовят больше сюрпризов — как приятных, так и не очень. И к ним стоит подготовиться.

Хочу быть профи

Откровенная борьба за место под начальственным солнцем — это не для тебя. Стиль твоего personal promotion строится совсем на других принципах: стать мастером своего дела и не переставать совершенствоваться.

Для чего тебе нужны не совещания и тимбилдинг, а постоянное общение с коллегами, обмен опытом и участие в разнообразных мероприятиях, где можно продемонстрировать класс.

Однако не всегда горизонтальная карьера движется идеально. Иногда моббинг, нежелание мириться с самодурством администрации заставляют тебя искать нестандартный выход. И перепрыгивать на качественно новую ступень самовыражения.

Рената с детства знала, чем будет заниматься. Она верила, что ее судьба — создавать яркие и неповторимые образы с помощью стильных причесок. И хотя слово «парикмахер» она терпеть не могла, ей пришлось закончить соответствующее заведение. Увы, то, чему ее там научили, могло удовлетворить лишь человека, далекого от креатива и желания кого-то преображать. Хотя вокруг хватало достойных стилистов, Рената отправилась набираться опыта и по максимуму овладевать тонкостями профессии.

Курс обучения стоил немало, но ее это не остановило: она заняла у близких друзей нужную сумму и уехала в Москву. Училась, работала, участвовала в конкурсах и показах, и, в общем-то, могла не возвращаться на родину — недостатка в хороших возможностях не было. Но почему-то тянуло домой. Там ведь тоже масса людей, которые нуждаются в искусных руках стилиста.

Понятно, что такой уровень профессионального тренинга дает не только знания и умения, но и предоставляет вполне конкретный бонус в виде престижности. После получения сертификата котировки Ренаты как профи на рынке труда мгновенно выросли. Она стала желанным приобретением для многих владельцев хороших салонов. Это было лестно и действовало вдохновляющее. Однако все пошло не совсем так радужно, как казалось в начале пути.

Из первого салона она уволилась почти со скандалом. Ее мастерство было чересчур показательным. Остальные парикмахеры явно уступали Ренате, что не могло не сказаться на отношении к ней. Сначала ей было все равно. Что такое зависть и непорядочность, она узнала еще во время учебы. Но когда «соратники» стали делать откровенные гадости (подменять составы, сплетничать, устраивать бойкоты), девушка решила искать другое место — ей жалко было тратить время на разборки.

Однако и там все не сложилось. Теперь ей досаждала хозяйка салона, эксплуатировавшая талантливого стилиста по полной. Рената обслуживала лично ее, всех ее знакомых и самых «дорогих» клиентов. С одной стороны, ей доверяли. С другой — сплошная морока. Капризы, работа в любое время дня и ночи, бесконечные разговоры по душам. Рената чувствовала себя какой-то прислугой — хозяйка требовала не только отличной работы, но и личной преданности.

И девушка решила: больше никаких начальников с замашками рабовладельцев и бесталанных коллег-клеветников. Снова заняла деньги и открыла свой собственный салон. Сегодня она счастлива, что рискнула отправиться в самостоятельное плавание. Недавно Рената увлеклась визажем и сценическим костюмом. Она считает, что все возможно благодаря людям, которые ее окружают. Ей удалось создать коллектив единомышленников, где нет места зависти.

«Демократия, а не желание властвовать — вот секрет моего успеха как руководителя».

Комментарий психолога
Чтобы добиться успеха, недостаточно быть только великолепным специалистом. Это утопия. Если ты работаешь в коллективе и на кого-то, придется развивать и другие качества: лояльность, коммуникабельность, гибкость. Иначе ты обрекаешь себя на всеобщую ненависть.

Поэтому развиваться только в этом направлении не совсем разумно, и иногда такая карьера заканчивается тупиком. Законы рынка пока еще никто не отменял, и нужно уметь себя подать и продать. А также научиться командной работе. В условиях конкуренции профессионал может легко проиграть опытному карьеристу, для которого все вышеперечисленное не проблема. И это обидно. Но такова реальность.

Рената поняла, что, несмотря на весь свой профессионализм, в номинации «идеальный подчиненный» ей не победить никогда. Остается один выход — стать хозяйкой самой себе. В этой сфере она реализовалась полностью и к тому же сумела объединить вокруг себя не менее творческих людей.

Тонкая игра

Повезло тем, кто работает под началом Ренаты. Она поняла, что на креативного человека не нужно давить. Лучший способ мотивировать такого — с уважением относиться к его точке зрения, предоставлять некоторую свободу и создавать прочие благоприятные условия для продуктивной деятельности.

Но такая «идиллия» есть далеко не везде. Многие начальники по-прежнему практикуют авторитарный стиль руководства, ссылаясь на то, что наши люди ленивы, безынициативны и их необходимо жестко контролировать.

Самые умные из «тиранов» это скрывают, и умело играют в демократию — до той поры, пока им это выгодно. А потом вопрос ставится просто: «Или подчинись, или увольняйся». Даже если ты ценный специалист и делаешь все для процветания компании.

Лена с креативом дружила и верила, что человека, способного генерировать оригинальные идеи, везде примут, обласкают и начнут осыпать всяческими благодеяниями. А еще она считала, что нет ничего более эффективного, чем партнерские отношения — когда ты можешь свободно прийти к начальнику и обсудить с ним возникшие идеи или сложные рабочие моменты. Никаких посредников в виде секретарш или замов. Чем короче цепочка, тем быстрее решается любая проблема. Логично? Вполне. Но с точки зрения Лены.

Топ-менеджер типографии, где она хотела работать дизайнером, сразу понял, что перед ним «проблемная» девушка. Не принимающая ценности суровой иерархической системы. Зато профессиональные качества (согласно резюме и рекомендациям) — выше всяких похвал. Руководитель решил не бросаться таким кадром, тем более что компания переживала кризис — теряла клиентов, а с ними и прибыль. Вежливо выслушав ее мнение о партнерстве и взаимном уважении, он сердечно поздравил ее со вступлением в должность и сразу направил закрывать очередную намечающуюся брешь.

Типография получила заказ на разработку логотипа и последующего выпуска связанного с ним печатного продукта. Все, что было разработано до прихода Лены, заказчик в раздражении отверг: «Не то!» Новенькой предложили придумать еще варианты — больше от безнадежности, чем рассчитывая на успех. Лена посидела дня два и принесла 25 вариантов. Коллеги обалдели. Заказчик тоже. Войдя в раж, он спросил: «А еще можете?» Девушка пожала плечами, мол, надо — сделаю.

Это была ее первая настоящая победа. Фирма получила заказ, обеспечивавший ей стабильный доход на два года. После этого Лена быстро стала ведущим специалистом, имела прямой доступ к начальству и не стеснялась требовать повышения зарплаты после каждого удачного проекта. В общем, по мнению начальника, наглела не по дням, а по часам. Но ссориться с ней было невыгодно: профи такого класса у них пока не было. Зато когда к ним устроился парень, стажировавшийся в Америке, босс сразу увидел возможность избавиться от зарвавшейся работницы. Хотя новому дизайнеру требовалось время, чтобы разобраться в нюансах работы, Лене дали понять, что он на порядок лучше нее.

Естественно, никто не мог уволить девушку просто так. Однако можно было не давать ей заказы, не принимать в своем кабинете, придираться к работе и намекать, что она не такой уж бесценный сотрудник. Лена намек поняла и ушла сама.

Поиски более «демократического» места привели ее на телестудию, в отдел продакшна. Женщина, которая им заведовала, показалась Лене представительницей нового поколения топ-менеджеров западного типа — компетентной, гибкой, способной оценить творческий потенциал. На первых порах это впечатление соответствовало реальности.

Коллектив подобрался молодой, веселый, устраивавший пати на рабочем месте чуть ли не каждую неделю. Но как только Лена освоилась и стала предлагать решения, идущие вразрез с мнением начальницы, та резко дала понять новенькой, что не надо прыгать выше головы. Ее задача — молча выполнять указания. От демократизма не осталось и следа. Лена попыталась было найти поддержку у коллег, но тех все устраивало и никто бунтовать не собирался. Промучившись с полгода, девушка подала заявление.

Теперь Лена — фрилансер и, хотя заработок нестабильный, чувствует себя прекрасно: «Просыпаясь по утрам, я с радостью думаю, что мне больше не нужно подстраиваться под корпоративные ценности. И ни один начальник с низким IQ и высоким самомнением не посмеет критиковать мою работу».

Комментарий психолога
Увы, это на Западе топ-менеджеры ориентируют подчиненных на результат, а не дотошное соблюдение правил и инструкций. Они понимают, что персонал необходимо вовлекать в процесс принятия решения. Это позволяет людям не только ощущать себя частью компании, но и повышает их ответственность.

К тому же нередко сотрудник лучше разбирается в проблеме, которую нужно решить. У нас такая стратегия только набирает силу. Большинство же руководителей боятся, что, сократив дистанцию, они потеряют уважение со стороны подчиненных.

Лена как раз с этим и столкнулась. Конечно, ее начальники видели, что она талантлива. Но ее неумение беспрекословно подчиняться или хотя бы делать вид пугало их, заставляя принижать ее самооценку. Когда человек дорожит властью, ему проще потерять хорошего специалиста, чем испытывать стресс по поводу неуважения (кажущегося) к его авторитету.

Вероятно, для Лены фрилансерство пока единственно возможный вариант.

Другой путь — начать свое дело. Но тут нужны деловая хватка и умение руководить персоналом. Парадокс, но люди типа Лены сами становятся весьма авторитарными руководителями — из-за сознания своей исключительности (критика не принимается) и неумения ладить с другими.

В плену «семейных отношений»

А вот в компаниях семейного типа другая игра. Здесь тебя ценят не за компетентность или амбиции, а за то, что ты органичная часть коллектива. Удобная, неконфликтная, готовая помочь. Правда, и к тебе относятся соответственно: помогут и поддержат, если что.

Но однажды тебе становится тесно: ты давно уже переросла свою должность, но босс не может предложить тебе, ни адекватную позицию, ни адекватную зарплату. Карьерный рост затормозился до полного затухания. Промониторив рынок труда, ты понимаешь, что в другой фирме могла бы рассчитывать на лучшие перспективы. Но уйти из компании, которая стала тебе родным домом, не так-то легко.

Что делать: пытаться изменить ситуацию на нынешнем месте или искать счастья на стороне? Женя проработала в небольшой мебельной фирме 7 лет и за это время доросла до позиции заместителя генерального директора. Компания — типичный образец «семейной» организации, где на ключевых должностях трудятся родственники или знакомые владельцев.

Впрочем, Женя не относилась ни к одной из этих двух категорий. Ее взяли буквально с улицы — фирма испытывала недостаток в высококлассных специалистах. Ближний круг нужным количеством профессионалов обеспечить не мог, потому начальство благоразумно решило, что придется прошерстить «дальний».

Так девушка попала в этот сплоченный крепкими узами коллектив. Нужно признать, что встретили ее хорошо и постарались создать все условия для нормальной работы. Сначала было, конечно, тяжело, особенно на корпоративах: Женя, интроверт по натуре, нелегко сходится с людьми, а уж веселиться в чужой компании вообще никогда бы не стала. Но потихоньку привыкла и даже завела себе там друзей.

К сожалению, руководство редко шло на эксперименты по привлечению «чужаков». Поэтому местные работники вынуждены были выполнять функции, не свойственные занимаемым должностям. Проще говоря, делать чужую работу. Женя, к примеру, тянула лямку минимум за троих топ-менеджеров, то есть откровенно перерабатывала, причем ее зарплата не просто оставалась прежней, а ощутимо ниже, чем в среднем по рынку. Даже при самом хорошем отношении такие расклады не греют душу.

Правда, девушку удерживала «морковка» в виде обещания руководства ввести ее в состав учредителей. Это был реальный шанс повысить и статус, и уровень благосостояния. Да и уходить в свободный поиск казалось авантюрой. На данный момент ты — управленец (пусть при всех минусах). Где гарантия, что удастся найти аналогичную позицию в более перспективной компании? В общем, Женя элементарно боялась потерять то, что имела.

Надежда была только на личные связи. Но, будучи человеком робким, Женя долго не решалась ими воспользоваться. Предпринять такой шаг мешала совестливость: уйдя из фирмы, она сильно ее подставит — людей и так не хватает. Однако муки совести длились до тех пор, пока босс сам не подлил масла в огонь, попросив в текущем году не уходить в отпуск. «Совсем сели на голову», — подумала Женя и, рассердившись, взялась за просмотр вакансий.

В итоге нарисовалось два более-менее приличных варианта:
1) еще более мелкая компания предлагала пост генерального директора — престижно, но денег больше не станет;
2) крупный концерн брал только на должность менеджера — но с перспективой продвижения и зарплатой, превышающей ее нынешнюю чуть ли не в два раза.

Девушка задумалась. Объективно проанализировав свой управленческий опыт, она признала, что он невелик (всего 1,5 года) и вряд ли заинтересует солидного работодателя. Тем более опыт в «семейной» организации, где администрирование далеко от стандартов современного менеджмента. Надеясь на чудо, можно потерять слишком много времени. Лучше попробовать стартануть в концерне — там возможности такие, сто через пару лет она вернет себе прежний статус. Привыкла, честно говоря, в «топовых» ходить. А может, все-таки личные связи?

Взяв себя в руки, Женя позвонила знакомому директору фирмы и спросила, не нужен ли им специалист ее уровня. Тот думал недолго — давно мечтал о том, чтобы переманить ее к себе. Приятно, оказывается, иметь дело с людьми, которые тебя хорошо знают — можно обойтись без саморекламы. Всего лишь один звонок — и твоя судьба круто изменилась. «Об одном жалею, что из-за своей нерешительности мучилась гораздо дольше, чем нужно было. Хотя… всему свое время, наверное. Таким, как я, нужно, чтобы ситуация стала хуже некуда, только тогда они начинают двигаться вперед».

Комментарий психолога
Женя абсолютна права — она из тех людей, которые не любят и боятся рисковать, пока все стабильно. Даже если они чем-то недовольны, им всегда удается уговорить себя, что ничего не поделаешь — так сложилось.

И только когда руководство перегибает палку или перспективы нулевые, они предпринимают попытки что-то изменить. Девушке хватило ума понять, что ждать включения в состав учредителей можно до бесконечности. Такие «семейные» фирмы существуют по законам закрытого клуба: стать его членами могут исключительно свои и, прежде всего, родственники.

А пришельцев будут держать на расстоянии — как верную, но все, же наемную силу. Здесь также важна мотивация: Женя сражалась не столько за карьерный рост, сколько за престижный статус. Даже низкая зарплата ее не особенно смущала. Что ж, престижная позиция — тоже стимул.

Хотя приобрести побольше опыта, работая в большой компании, не помешало бы. Личные связи — хорошо, но может случиться ситуация, когда придется продавать себя на открытом рынке самостоятельно.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here